• А
  • А
  • А
VI. В годы испытаний

«За злоумышление к ниспровержению существующих порядков» Чернышевский был  приговорен к 7 годам каторги и вечному поселению в Сибирь. 20 мая 1864 г. в 10 часов вечера он был отправлен в Нерчинские рудники. Первые два года каторги прошли в местечке Кадая, затем в тюрьме Александровского завода – в 80 верстах от Кадаи. Сюда, в Кадаю, в 1866 г. приезжала на свидание с мужем О.С. Чернышевская с 7-летним сыном Михаилом. Два месяца в Иркутске они ждали разрешения на встречу, которая могла продлиться всего 5 дней. А затем долгий путь назад и многие годы переписки. Они встретятся лишь через 17 лет. Ольга Сократовна сохранила все письма из Сибири, сберегла рисунки одного из ссыльных, квитанции. Позже к ним добавятся вещи Чернышевского: самодельный нож для разрезания книг, буравчик, баночка для чернил, китайская головоломка. Об этих годах он см не любил вспоминать.

 

Почти все, что мы знаем о сибирской жизни Чернышевского, известно из воспоминаний его товарищей по каторге. Эти 7 лет были, как всегда, отмечены бодростью духа, заполнены работой. Главный труд  - роман «Пролог». В нем много автобиографических моментов, связанных с общественной жизнью России накануне реформы 1861 г. Рукопись романа была тайно вывезена за границу Г.А. Лопатиным, одним из самых энергичных и дерзких революционеров – авторов попыток освобождения Н.Г. Чернышевского из сибирского плена. (НИ одна из них не была успешной. В 1875 году народником И.Н. Мышкиным была предпринята еще одна неудавшаяся попытка освобождения Чернышевского).

  

10 августа 1870 г. окончился срок каторжных работ Н.Г. Чернышевского. Комитет министров постановил продолжить временно заключение Чернышевского в тюрьме, после чего перевести его «в разряд ссыльнопоселенцев в такой местности и при таких условиях, которые бы устраняли всякое опасение насчет его побега и сделали бы невозможным новые со стороны молодежи увлечения к его освобождению». 1 января 1871 года Александр II утвердил новое местопребывание Чернышевскому – Вилюйск. Но перевели его туда лишь через год. По отношению к Чернышевскому было совершено новое беззаконие – он был поселен в Вилюйский острог, где почти в полном одиночестве провел 12 лет. Полная изоляция, разрушающееся здоровье, отсутствие полноценного общения с семьей (письма приходили раз в 2 месяца. Весной и осенью – реже), отсутствие возможности работать – все это не сломило мужества Чернышевского. Он и в ссылке сохранил ум, благородство и цельность характера; его убеждения остались неизменными. Кроме писем этого периода до нас дошла рукопись романа «Отблески сияния».

На протяжении всей второй половины XIX в. популярность Чернышевского, особенно в молодежной среде, была чрезвычайно велика. Интерес к его личности и к его сочинениям возрастал по мере роста революционного движения. Каждое из последующих поколений политических борцов зачитывались сочинениями Чернышевского, многие хранили его нелегальные портреты. За границей переиздавались сочинения Чернышевского и нелегально переправлялись в Россию. Некоторые из этих изданий представлены в экспозиции.

За судьбой Чернышевского пристально следил К. Маркс, знавший о нем от Г.А. Лопатина. В 1870-е гг. К. Маркс изучал сочинения Чернышевского, особенно его политико-экономические статьи.  «Такие труды, как…  Вашего учителя Чернышевского, - писал Маркс одному из русских политических деятелей, - делают действительную честь России и доказывают, что Ваша страна тоже начинает участвовать в общем движении нашего века». В записной книжке К. Маркса на одной из страничек перечислены труды Чернышевского, которые были в его библиотеке.

Только после смерти Александра II под давлением революционного движения указом Сената от 15 июля 1883 г. Чернышевский был переведен из Сибири в Астрахань под негласный надзор полиции. По существу, это было продолжением ссылки. Но сюда было разрешено приехать его семье. С ним поселилась О.С. Чернышевская. В Астрахани они прожили 6 лет. Эти годы, несмотря на нездоровье, были, как всегда, посвящены работе. Имя Чернышевского было под запретом, друзья помогали ему с изданием переводных книг, и он много и неутомимо работал. Постоянным его занятием был перевод многотомной «Всеобщей истории» Г. Вебера с приложениями переводчика, носящими характер самостоятельных статей. Издание было осуществлено под псевдонимом «Андреев». Последние 4 месяца Чернышевский жил в Саратове, куда ему было разрешено переехать летом 1889 г. Он прибыл в родной город почти после 30-летней разлуки. Сдававшийся в аренду дом Чернышевских был занят, и квартиру сняли в доме А.М. Никольского, недалеко от городского бульвара «Липки» на Соборной улице (этот дом снесен в 1905 году). На экспозиции воссоздана часть кабинета Чернышевского в доме Никольского. Чернышевский полон творческих планов. Он продолжает перевод «Всеобщей истории» Г. Вебера, собирает и обрабатывает «материалы для биографии Н.А. Добролюбова», пишет воспоминания о Н.А. Некрасове, надеется на активное участие в журнале «Русская мысль», мечтает об издании русского энциклопедического словаря, предполагает сотрудничать в газете «Саратовский листок», для которой начал писать статью «Мысли о будущности Саратова» (страницы рукописи лежат на столе кабинета писателя, там же материалы по биографии Добролюбова). В эти последние месяцы жизни Чернышевский по-прежнему оставался человеком большого мужества, самоотверженности и идейной убежденности, хотя его интересы обращены преимущественно к 1860-м гг. О том свидетельствовал В.Г. Короленко, посетивший Чернышевского летом 1889 г. в Саратове. «Его разговор обнаруживал прежний ум, прежнюю диалектику, прежнее остроумие… он остался в основных своих взглядах тем же революционером в области мысли со всеми прежними приемами умственной борьбы». Материалы этой темы, а также документы, свидетельствующие о влиянии идей Чернышевского на революционное движение в Саратове (дела об обысках в рабочем кружке В. Кастровского, у студента Дм. Штейнберга, у крестьянина И. Вавилова и письма саратовцев к Н.К. Михайловскому о влиянии на них идей Чернышевского, ж. «Отечественные записки» с подцензурными упоминаниями о Чернышевском, воспоминания А.Х. Христофорова расположены в последней витрине).

 

Первое легальное издание сочинений Чернышевского в России (кроме романа «Что делать?», опубликованного Н.А. Некрасовым в 1863 г.) было выпущено через 16 лет после его смерти сыном писателя Михаилом Николаевичем Чернышевским, который стал основателем музея Н.Г. Чернышевского в Саратове. В витрине правого шкафа вестибюля представлены первое собрание сочинений писателя; его издания на русском языке, языках народов СССР и иностранных языках. На полках левого шкафа  - исследования о Чернышевском историков, философов, литературоведов. Большая часть книг принадлежит перу ученых Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского, в котором давно сложилась традиция изучения его наследия. Средний шкаф посвящен основателю музея, младшему сыну Н.Г. Чернышевского Михаилу Николаевичу, исследователю биографии и творчества отца, издателю его произведений. 

(Михаил Николаевич Чернышевский (1858-1924) родился в Санкт-Петербурге, учился на филологическом факультете Санкт-Петербургского университета, принимал участие в литературных кружках. Активно занимался фотографией, служил в Правлении Закавказской железной дороги и в департаменте железнодорожных дел. В 1918-1924 гг. – первый директор музея Н.Г. Чернышевского.)